Чему научился

За время британки узнал много мелочей, которые, в свою очередь, сильно повлияли на жизнь. Вот небольшой список самых:

- Именно в британке узнал о существовании длинного тире и стал активно его использовать — потому что это правильно;

- Сделал первый и последний (почти) шот на дриббл;

- Количество пинов на пинтересте увеличилось в 20 раз;

- Стал читать/смотреть Варламова (спасибо блоку исследования);

- Читаю описание всех обновлений у приложений;

- Завёл привычку делать скриншоты удачных или интересующих меня моментов или паттернов используемых приложений. Иногда скриншоты жальче удалять чем фотки. На данный момент образовалась объемная коллекция на несколько гигабайт;

- Наконец-то разобрался в интерфейсе фейсбука и стал пользоваться им. Долго мучился вопросом, почему некоторые интерфейсы, типа фейсбука, имеют столь не интуитивный интерфейс. Пример с фейсбуком помог понять, что иногда интересы бизнеса выше интересов пользователя.

Профессии

Что думал в начале 2019:
- Рост и развитие в профессии — важная для меня ценность. Искренне не понимаю, как можно всерьёз заниматься чем-то, если не испытывать постоянное жгучее желание научиться это делать лучше.
- Интересующиеся ребята читают книги и блоги по профессии, ходят на конференции, сами пишут посты и доклады, учатся у старших товарищей и помогают младшим. И каждый год удивляются тому, какими наивными были год назад. Только так и можно работать и жить.
- Хочу становиться более сильным дизайн-лидером.

Что думаю в начале 2020:
- Профессий не существует.
- Мы их придумали, потому что так удобнее категоризировать деятельность. Но это совершенно не означает, что каждому отдельно взятому человеку стоит стремиться соответствовать какому-то стандартному описанию профессии. Разве что при поиске работы, особенно в начале карьеры. Но чем дальше, тем меньше в этом смысла.
- У каждого из нас есть уникальные сильные и слабые стороны. Зачем зажиматься в узкие рамки одной профессии?
- Меня уже тошнит от блогов, книжек и конференций по дизайн-менеджменту. Зато страшно интересно учиться у людей из других индустрий. Например, у спортивных тренеров, дирижёров, полководцев, режиссёров, архитекторов, писателей, учёных, можно ещё долго перечислять.
- Вспомните самых интересных профессионалов, которых вы знаете. Как правило, эти люди работают «собой», и не всегда даже понятно, как именно должна называться их роль. Скажем, роль Кукуца в Яндекса может называться «руководитель сервиса» или «продакт-менеджер», но как бы она ни называлась, он всегда работал и работает Кукуцем. Или вот Даня Ковчий лучше всех в мире работает Даней Ковчим, и это супер-круто и нужно, и совершенно не важно, что именно при этом написано в его трудовой книжке. Антон Шнайдер в любой компании и на любой должности всё равно бы работал Антоном Шнайдером. И так далее.
- Личностям профессии не нужны.
- Становиться более сильным дизайн-лидером — не та цель. Хочу становиться более сильным собой. А в процессе может и с дизайн-лидерством что-то получится.

Что работает и не работает в нашей системе обучения и критериях качества по текстам в интерфейсах

Что работает и не работает в нашей системе обучения и критериях качества по текстам в интерфейсах

Провели работу наш ошибками над тем, что работает и не работает в нашей системе обучения и критериях качества по текстам в интерфейсах.

О чем вообще ты говоришь, женщина?
А вот о чём:
— У нас есть период онбординга нового члена команды, за который он выравнивается с командой на этом безопасном плато.
— Есть система обучения: разные форматы и подходы, которые помогают научиться писать тексты
(рассказывали на VC и давали примеры домашек)
— А есть критерии качества текстов и типографики — каждый может свою работу проверить, а до командного ревью она доходит уже без ошибок по этим чеклистам.

Спустя год, нам было над чем поразмыслить.

И вот что работает хорошо:

1. Рассказывать новичку о чеклистах — о том как надо, а как не надо писать текст, до первых задач смысла нет. Критерии не четкие как, например, в типографике, поэтому понятия «Краткость», «Человечность» тоже размыты.
Их не измеришь, а значит, теория до первого опыта неприменима. Рассказывать стоит уже в первых задачах, на примере уже написанного текста и с личным разбором. Показывать и объяснять, что плохо или хорошо и почему.

2. Сильно помогает предварительная UX-аналитика и интервью c ЦА. Портреты и характеристики пользователей помогают писать в правильном тоне и с единым уровнем детализации сложных понятий.

Грубо говоря — пишем как для офлайнового предпринимателя в продукте валютного контроля, или как для разбирающегося relations-менеджера в KYC-продукте.

3. Свежий взгляд на текст — как не парадоксально, это сильно помогает и об этом нельзя забывать. Утро вечера мудренее: написали тексты, ушли домой, а утром ещё раз просмотрели и сразу заметили грубые ошибки.

4. Ролевые игры 🙂
Практика, которую мы применяли в обучении UX-исследователей, работает и в обучении дизайнеров UX-текстам. Устраивает исследователь для дизайнера на его задачах. Многим новичкам помогает, так как они не понимают о пользователе ничего, включая реакции и потребности на конкретном шаге конкретного процесса.


А вот что у нас не работает или приносит несущественную пользу:

1. Домашки на выдуманной задаче не работают — дизайнер не в контексте продукта, без понимания пользователя и без ответственности за результат.
— Нужно объяснять почему что-то хорошо или плохо на конкретном рабочем примере.

2. Лекции, статьи, книги, командные разборы — работают на поддержание и рост, но не в начале наработки скила.
— Нужна индивидуальная работа и разборы текстов с экспертом из команды.

3. Мудборды по UX-текстам: сложно находить специально, человеку без опыта сложно понять, что хорошо, а что плохо.
— Мудборд нужно делать общекомандным и обязательно нужно разбирать и оставлять комменты о том что и почему в конкретном примере хорошо и плохо.

4. Главред — это зло, когда не умеешь им пользоваться. Сколько не говори о рейтинге и о том, что не надо на него смотреть и доводить свой текст до 8 и выше, люди в это выдрачивание всё равно скатываются.

— А на самом деле надо переписать его другими словами и смыслами. Главред хорошо использовать как лакмусовую бумажку, которая показывает и тюкает вас в лоб в том, что плохо.

5. Дрочить один и тот же текст — плохо. Чем дольше над ним сидишь и выдавливаешь из себя, тем более убогим он получится.


Ну вот и всё. Удачи вам с microcopy

Владимир Лалош написал о FAQ (частых вопросах).

В FAQ должны быть вопросы, которыми реально интересуются пользователи. Например: «Зачем приложению мои данные?» Прочитайте, что люди спрашивают в соцсетях, о чём говорят в отзывах, с чем обращаются в колцентр.

Формулируйте вопросы так, как их задал бы человек. «Вы гарантируете безопасность оплаты банковской картой через интернет?» → «А платить у вас картой безопасно?»

Обычно самые популярные вопросы находятся в начале, но можно расположить их вдоль пользовательского пути: от регистрации до продвинутых функций. Так проще понять, где искать нужный вопрос.

Если вопросов много, распределите их по разделам.

В тексте ответа должен быть только ответ на вопрос, без рекламы и лирики.

https://medium.com/maratori/501067e7a8da

Массовый опрос

Цель: провести анкетирование людей в определенные часы в пределах заданной территории.
Исторически, в этом методе использовались только бумажные анкеты, но с недавнего времени стали применяться мобильные приложения. На сегодня доступно множество разнообразных решений; в студии транспортного проектирования остановились на приложении Квизер.

Так же, как и во всех других методах, прежде чем в первый раз выйти в поле, полевики обязательно проходят инструктаж и обучение. Они погружаются в проект и вместе с исследователями подробно разбирают анкету и каждый вопрос в ней. До будущих полевиков стараются донести суть того, что главная цель опроса — максимально объективно узнать от респондента цель его пребывания в данном месте. Но, так как большинство полевиков, приходящих на опрос — это новички, которые не обладают необходимыми навыками, то они не сразу понимают, что значит быть объективным и беспристрастным.
Все они делают одни и те же ошибки: перефразируют вопросы своими словами, зачитывают вслух варианты ответов, неправильно или неточно понимают суть вопроса. Все это приводит к нарушению методики, и сильно влияет на чистоту исследования. Эту проблему необходимо решать, повышая уровень обучения, вводя в него больше интерактивных элементов.

После инструктажа и обучения, полевик выходит на точку (кластер). Обычно, в одном исследовании требуется собрать данные с 25 респондентов, число которых, в свою очередь, ограничено квотой — то есть заданным количеством людей определенного возраста. Например, 4 мужчины и 4 женщины возрастом от 18 до 34 лет и т.д.

Полевик приезжает к своему времени на место, логинится в приложении, и, начинает поиск респондентов по квоте.
Во время анкетирования приложение записывает аудио. Между опросами полевик отсылает заполненную анкету и аудио разговора методологам. Те выборочно прослушивают аудиозаписи, чтобы определить, как полевики справляются с заданием. Так же, через приложение, методологи следят за геопозицией полевика.
Таким образом, возможности для фальсификации у полевика практически не остается. Он знает, что его геопозиция отслеживается, а запись опроса может быть прослушана.
В случае, если исследователь при прослушивании анкеты обнаруживает ошибки, то он оперативно связывается с полевиком, чтобы тот исправился или переделал анкету. Новичкам бывает особенно тяжело, поэтому за ними следят наиболее пристально.

При работе с приложением, основным недостаткам является не интерфейс, а логика, с которой методологи составляют анкету. Нередко, в ходе реальной работы, оказывается, что вопрос в анкете сформулирован некорректно, или, вместо одного варианта ответа, необходимо было указывать несколько.
Например, вопрос про то, каким транспортом люди пользуются чаще всего, был именно с такой ошибкой — был доступен только один вариант ответа, тогда как многие люди в равной степени пользуются несколькими видами транспорта.
В таких ситуациях полевики обращаются с обратной связью к исследователям, и в итоге, подобные недочеты исправляются.

Одна из главных проблем полевиков — возможность достоверно определить возраст респондента. По правилам, полевики должны начать анкету сразу после того, как подошли к человеку, и если он не подходит по квоте, но анкета уже начата, полевик не может её досрочно прервать, и им приходится тратить время и квоту на нецелевого респондента.
В таких случаях полевики прибегают к хитростям: либо сначала предзаполняют анкету, а потом находят нужного человека; либо, наоборот — сначала спрашивают возраст, и только после этого начинают проводить опрос.

Так же, большой головной болью являются квоты: часто происходит так, что основной объем квоты опрошен, и остаются какие-то редкие типажи людей, которых приходится долго искать. В таких случаях, после согласования с исследователями, разрешается добирать людей не по целевым параметрам.

Оплата за опрос происходит только за полностью заполненную квоту (она, напомню, обычно составляет 25 человек), то есть за 24 человека не заплатят ничего. И наоборот — если ты перевыполнил план, то сверх квоты доплачивать не будут.

Болит за тексты

Вот знаете, есть такая штука, как тексты в интерфейсах. Буквы, слова и даже целые предложения, которые помогают тебе вести пользователя и решать его задачи.

Пример: мы собираем онбординг для мобильного приложения. Набор стартовых экранов, который рассказывает пользователю, как работает наше приложение - маркетплейс трусов.

Логика такая:

1 - экран (приветствие)
2 - экран (рассказываем про топ возможности нашего каталога трусов)
3 - экран (говорим, что можно купить трусняк в один клик без мозговой боли)
4 - кидаем пользователя на каталог, а лучше на топовые труселя с покупкой в один клик

Но вот же беда - нормально написать тексты для этих экранов может быть целой проблемой. Казалось бы, возьми копирайтера и вот тебе все решено. Но не так все просто. Люди, которые пишут статьи или рекламные слоганы, не равно люди, которые пишут для интерфейса.

Все чаще слышу от рынка, что есть UX копирайтеры. Отдельная профессия такая, когда пишут только под интерфейсы. Работают плотно с продактами и дизами. Насыщают текстами кнопки, меню, подсказки, ошибки, заглушки, заголовки, подписи к формам и прочие элементы.

В продуктах, которых работал, тексты к интерфейсам мы писали всем скопом: копирайтер, дизайнер, продакт. А вот то, чтобы прямо отдельный человек, ну не знаю.

Расскажите, как у вас это устроено? Опрос будет под постом.

А я вам статеек накидаю полезных про UX копирайтинг:

1. https://bit.ly/2OLJEKY - подробно разложена тема UX копирайтинга

2. https://bit.ly/2QQ2JhE - опыт Google по написанию текстов

3. https://bit.ly/34oMOed - про UX писателей