А пока я хочу обратить твоё внимание на парадокс

А пока я хочу обратить твоё внимание на парадокс

1. Ты часто делаешь работу не к сроку, я бы сказал систематически (ровно так же, как это делают 100% известных мне творческих специалистов).

2. Но всякий раз считаешь это случайностью и объясняешь внешними причинами.

Это не потому что ты плохой — ты очень хороший! Это потому что у тебя предпринимательский баг оптимизма, природу которого ты пока не исследовал.

Я читал об этом в книге Канемана.

Если коротко: «обычный» человек переоценивает потери и недооценивает выигрыш. Если «обычному человеку» предложить сыграть в игру с подбрасыванием монетки, где «орёл это получить 1200₽, а решка это отдать своих 1000₽», он не согласится, хотя математическое ожидание — положительное. Это «страх потери», который добавляет негативному сценарию дополнительный вес. У «обычного человека» равновесие достигается примерно в точке «выиграть 1500₽ или проиграть 1000₽».

Но есть необычные люди, у которых страх потери сильно меньше, чем стремление выиграть. Это оптимисты. Обычно предпринимателями становится именно такие ребята, потому что они способны много раз пробовать и не грустить от фейлов. Не умом, а химия у них такая.

И этот же эффект заставляет предпринимателей верить в оптимистичные прогнозы. «Обычный человек» переоценивает неприятность проигрыша, недооценивает выигрыш и решает ничего не делать. Человек с багом оптимизма наоборот, всё делает, но страдает от постоянного когнитивного диссонанса. Особенно от упрёков людей, которые не обладают похожими особенностями, которым хочется, чтобы всё было предсказуемо. Адаптируясь под таких людей, творческие оптимисты пытаются обещать им определённость, и берут самым на себя непропорционально большую долю риска.

Как же быть?

Понимать, с кем имеешь дело.

— Если имеешь дело с такими же предпринимателими, творцами и специалистами по неопределённости, то расслабиться, принять своё «несовершенство», делить с ними ответственность, давать больше обещаний про процесс и меньше про результат.

— Если имеешь дело с адептами порядка, с людьми, у которых «пацан сказал пацан сделал», и которым опасно говорить «я ошибся, я передумал», то перезакладываться (брать с них «тройную цену»), очень точно управлять ожиданиями (обещать мало, а делать больше) и быть готовым к истерике от любой неопределённости.

Самое главное правило сдачи работы

Самое главное правило сдачи любой творческой работы — никогда не оставляй заказчика одного. Не кидай ссылку на макеты, не отправляй демо-доступ, не высылай текст в Гугль-доке.

Если тебя нет рядом — любой вопрос автоматически получает ответ не в твою пользу. Почему мы сделали вход по имейлу вместо входа по паролю? Почему я нажимаю на пятую кнопку на третьей странице, а она не работает? Что имел ввиду дизайнер?

В личном разговоре всё это можно сгладить, объяснить, убедить — в итоге будет понятный компромисс и синхронное с заказчиком продвижение к результату. А когда тебя рядом нет — итогом будут только правочки.

Не хочешь слить в трубу результаты работы — презентуй её лично.

Михаил Греков написал, как сделать удобнее таблицы, с помощью которых пользователи управляют данными (CRM, ERP и прочие системы).

Михаил Греков написал, как сделать удобнее таблицы, с помощью которых пользователи управляют данными (CRM, ERP и прочие системы).

Михаил Греков написал, как сделать удобнее таблицы, с помощью которых пользователи управляют данными (CRM, ERP и прочие системы).

В первой статье разбирается просмотр данных.

1. Рабочая таблица должна занимать максимум места на экране. Как вариант — опция «на весь экран».
2. Объединяйте данные. Если есть данные о фамилии, имени и отчестве, их целесообразно вывести в один столбец ФИО. Должность или роль в системе тоже можно присоединить к ФИО.
3. Бесконечная прокрутка и кнопка «Показать ещё» не подходят для отображения строк таблицы. Делайте постраничную навигацию. Это удобно и для коллективной работы с таблицей.
4. Показывайте по умолчанию больше строк на одной странице: 50, 100, 500.
5. Используйте цветовые индикаторы. Красить строку целиком стоит только при отклонении от нормы.
6. При наличии цветовых индикаторов полезно отображать легенду цветов.
7. Храните пользовательские настройки вида, не сбрасывайте их после окончания сеанса.
8. Связанные сущности (название организации может быть связано с карточкой организации) полезно делать ссылками на соответствующие карточки. Но если таких сущностей в строке много, выделите только полезные в работе.
9. Строка должна подсвечиваться при наведении курсора. Должна быть возможность выделить строку кликом на неё.
10. Нет ничего страшного при появлении горизонтальной прокрутки.
11. В некоторых случаях полезно маркировать просмотренные записи.
12. Должна быть настройка отображения столбцов с системными свойствами (ID, дата создания, автор, дата изменения).
13. Переход к просмотру записи удобно сделать по двойному клику.
14. Иногда удобен режим предпросмотра, когда по клику открывается не вся запись, а сводка по ней, как в Google Drive.

«Строка в таблице часто является прелюдией к просмотру полной информации по записи. На моей практике в 99% рабочих таблиц модальный режим просмотра уступал просмотру записи на отдельной странице».

57% опрошенных считают, что машинное обучение не сможет заменить дизайнера интерфейсов в ближайшие 10 лет. Что ж, посмотрим.

Сам я считаю, что во многих областях дизайна — сможет. Всё больше интерфейсов будут стандартными, а их параметры (размеры и цвета контролов, типы навигации, расположение контента и т. п.) будут подбираться на основе оптимизации метрик. Появится та самая кнопка «сделать хорошо».

Но машина возьмёт на себя рутинную работу, а дизайнеры будут заниматься более верхнеуровневыми задачами про эмпатию и создание новых единиц смысла. Вопрос в том, сколько таких дизайнеров будет нужно. Кажется, что меньше, чем сейчас.

Всё это при условии, что машины нас за это время не успеют поработить и люди сами друг друга не уничтожат. ¯\_(ツ)_/¯

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

Массовый опрос

Цель: провести анкетирование людей в определенные часы в пределах заданной территории.
Исторически, в этом методе использовались только бумажные анкеты, но с недавнего времени стали применяться мобильные приложения. На сегодня доступно множество разнообразных решений; в студии транспортного проектирования остановились на приложении Квизер.

Так же, как и во всех других методах, прежде чем в первый раз выйти в поле, полевики обязательно проходят инструктаж и обучение. Они погружаются в проект и вместе с исследователями подробно разбирают анкету и каждый вопрос в ней. До будущих полевиков стараются донести суть того, что главная цель опроса — максимально объективно узнать от респондента цель его пребывания в данном месте. Но, так как большинство полевиков, приходящих на опрос — это новички, которые не обладают необходимыми навыками, то они не сразу понимают, что значит быть объективным и беспристрастным.
Все они делают одни и те же ошибки: перефразируют вопросы своими словами, зачитывают вслух варианты ответов, неправильно или неточно понимают суть вопроса. Все это приводит к нарушению методики, и сильно влияет на чистоту исследования. Эту проблему необходимо решать, повышая уровень обучения, вводя в него больше интерактивных элементов.

После инструктажа и обучения, полевик выходит на точку (кластер). Обычно, в одном исследовании требуется собрать данные с 25 респондентов, число которых, в свою очередь, ограничено квотой — то есть заданным количеством людей определенного возраста. Например, 4 мужчины и 4 женщины возрастом от 18 до 34 лет и т.д.

Полевик приезжает к своему времени на место, логинится в приложении, и, начинает поиск респондентов по квоте.
Во время анкетирования приложение записывает аудио. Между опросами полевик отсылает заполненную анкету и аудио разговора методологам. Те выборочно прослушивают аудиозаписи, чтобы определить, как полевики справляются с заданием. Так же, через приложение, методологи следят за геопозицией полевика.
Таким образом, возможности для фальсификации у полевика практически не остается. Он знает, что его геопозиция отслеживается, а запись опроса может быть прослушана.
В случае, если исследователь при прослушивании анкеты обнаруживает ошибки, то он оперативно связывается с полевиком, чтобы тот исправился или переделал анкету. Новичкам бывает особенно тяжело, поэтому за ними следят наиболее пристально.

При работе с приложением, основным недостаткам является не интерфейс, а логика, с которой методологи составляют анкету. Нередко, в ходе реальной работы, оказывается, что вопрос в анкете сформулирован некорректно, или, вместо одного варианта ответа, необходимо было указывать несколько.
Например, вопрос про то, каким транспортом люди пользуются чаще всего, был именно с такой ошибкой — был доступен только один вариант ответа, тогда как многие люди в равной степени пользуются несколькими видами транспорта.
В таких ситуациях полевики обращаются с обратной связью к исследователям, и в итоге, подобные недочеты исправляются.

Одна из главных проблем полевиков — возможность достоверно определить возраст респондента. По правилам, полевики должны начать анкету сразу после того, как подошли к человеку, и если он не подходит по квоте, но анкета уже начата, полевик не может её досрочно прервать, и им приходится тратить время и квоту на нецелевого респондента.
В таких случаях полевики прибегают к хитростям: либо сначала предзаполняют анкету, а потом находят нужного человека; либо, наоборот — сначала спрашивают возраст, и только после этого начинают проводить опрос.

Так же, большой головной болью являются квоты: часто происходит так, что основной объем квоты опрошен, и остаются какие-то редкие типажи людей, которых приходится долго искать. В таких случаях, после согласования с исследователями, разрешается добирать людей не по целевым параметрам.

Оплата за опрос происходит только за полностью заполненную квоту (она, напомню, обычно составляет 25 человек), то есть за 24 человека не заплатят ничего. И наоборот — если ты перевыполнил план, то сверх квоты доплачивать не будут.