Интересные мысли из интервью с профессором экономики

Интересные мысли из интервью с профессором экономики

Идеал специалиста в Студии (https://chulakov.ru/) — широкий кругозор при достаточно узкой специализации. Для линейного сотрудника это довольно важно. Для руководителя и предпринимателя широкий кругозор жизненно необходим.

Занимаясь триатлоном (что само по себе расширило мой кругозор), в холодный период года приходится делать тренировки на велостанке. Часто — это скучная монотонная работа на повышение выносливости. В эти моменты есть смысл занять себя полезной деятельностью. Я предпочитаю смотреть интервью с умными людьми и предпринимателями.

Сегодня посмотрел интервью (https://youtu.be/j5Y27hG7D9c) на моем любимом канале про бизнес «Русские норм» с экономистом Олегом Ицхоки, который уже в 26 лет стал профессором в Принстонском университете! 😱

Некоторые мысли и выводы:

Протекционизм — самая старая идея в экономической политике. С точки зрения экономической теории неправильная.

Интересная идея в условиях мировой рыночной экономики, почему не надо бояться открытую конкуренцию. Идея о сравнительном преимуществе — достаточно делать хотя бы одну вещь лучше, чем грозные большие конкуренты. И уже это даст выигрыш от международной торговли.

Не обязательно запрещать ввоз западной продукции, чтобы росло производство внутри, как это произошло в России с сыром, например. Правильнее с точки зрения экономики было бы субсидировать на первых этапах важную отрасль, которую мы хотим развивать.

Низкие налоги в России «сбалансированы» высокими рисками. В России большее значение имеют неформальные налоги — вероятность 100% налога, когда предпринимателя сажают в тюрьму. От этого согласно пословице у нас никто не зарекается. Хотелось бы жить в стране, в которой можно было бы зарекаться от тюрьмы, если ты честно работаешь и конкурируешь.

Что сделать, чтобы улучшить экономическую ситуацию в России?

Рост экономики в России будет тогда, когда будет защита частного капитала. Нужна 100% защита прав собственности. Работающая судебная система — все это является нулевым уровнем отсчета.

Дальше можно бороться с монополизацией государства в разных отраслях.

Необходимо обеспечить простой вход на рынок для малого бизнеса, который не дает большую долю ВВП, но обеспечивают высокую занятость людей. Необходимо субсидирование мелких расходов маленьких бизнесов.

Россия — догоняющая страна. Она должна развиваться 4-5% в год. А мы растем в среднем 1-2% в год, что можно считать стагнацией для догоняющей страны. Еще 10 лет такой стагнации могут быть губительными для текущего правительства даже вне зависимости от цен на нефть.

В Китае поощряется экономический рост на локальном уровне, в том числе поощряются политики, обеспечившие в регионах реальный экономический рост.

Олег Ицхоки не верит в криптовалюту и верит в доллар. Полностью с ним согласен.

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

История сравнения двух сервисов на этом не заканчивается.

Напомню, что как в юду, так и в профиру нужно заплатить за то, чтобы твое предложение увидел заказчик (в районе 20-150 рублей).

Так вот, как я писал выше, в профиру у меня просто не вышло зарегистрироваться. Я прошел регистрацию на сайте, на следующий день мне перезвонил администратор и сказал, что нужно прислать документ о высшем образовании, когда я сказал что мой диплом еще в университете, мне ответили — нужно забрать и прикрепить иначе дорога в сервис закрыта. Я попытался объяснить, что работаю и у меня нет времени, на что мне ответили — увы, ваши проблемы, если что то не нравится пишите в обратную связь.
Ух, мягко говоря было неприятно.

А что там в юду?
Тем временем в юду я, не выходя из приложения, нажал кнопку «стать мастером» и начал свой путь воина — предоставление личных данных, знакомство с внутренними правилами, небольшой тест на усвоение этих правил. И все, можно выходить на охоту за заказами.

Но самое интересное дальше — после регистрации тебе дают возможность не платить за заявки, а активировать безлимит на сутки.
Воспользовавшись этой услугой я стал искать заявки. Отправил несколько откликов, не особо стараясь что-то рассказать о себе или своем опыте, при этом мой профиль также не был заполнен, заявки все равно бесплатные — почему бы и нет.

И каково же было моё удивление, когда на следующий день мне перезвонил один из заказчиков! Он попросил скинуть портфолио, после чего мы минут 20 обсуждали варианты дизайна того приложения, который он задумал.
Мягко говоря я был поражен )

Я считаю мне повезло оказаться в этих ситуациях — данные кейсы отлично проиллюстрировали разницу подходов двух сервисов.

Они дополнительно подтверждают моё предположение, что истина где-то между — необходимо давать быстрый доступ для новых пользователей с возможностью начать работать без вложений, но при этом важно мотивировать их предоставить данные о себе, чтобы пользователь мог считаться проверенным специалистом.

Как Reddit аудиторию набирал

Реддит - социальный новостной сайт, который очень популярен за бугром. Несмотря на трешовый дизайн, контент и прочее, у продукта огромная и активная аудитория. Там кипят бурные обсуждения, там можно продвигать бизнес, зарабатывать рейтинг и многое другое. Иногда там можно достать такую информацию, которую вряд ли встретишь где-то ещё.

Вообще, весь сайт держится на активности пользователей. Если они активно, загружают ссылки, голосуют за лучшие материалы, то сайт живёт. Если активности нет, то и посетителям нет смысла туда заходить.

Поэтому на начальном этапе, в 2005 года, когда он только был создан, самая главная проблема заключалась в том, как создать активность? Нужна была критическая масса пользователей, материалов, комментариев, после чего остальные увидят ценность сайта и начнут регистрироваться там.

Критическая масса сама не наберётся. Только в исключительных случаях продукт продаёт себя сам. Как правило, вначале нужно сильно пахать, чтобы привлечь первых пользователей. И только потом, когда проект заработает хорошую репутацию, можно надеяться на органический рост.

Как создавалась активность на Reddit?

Основатели собственными ручками клепали фейковые аккаунты. Они делали это несколько месяцев, имитируя реальную активность на сайте. За счёт этого у реальных посетителей создавалось впечатление, как будто сайт живой и на нём есть реальные пользователи. После нескольких месяцев, кропотливая работа начала себя окупать и пошёл органический рост.

Такую же стратегию использовал сайт Quora (самый популярный сервис вопросов и ответов за рубежом). Два основателя без перерыва создавали новые вопросы и сами же отвечали на них. Потом к ним присоединились первые работники, бета-тестеры. Благодаря этому база вопросов и ответов начала заполняться, сайт ожил, пошёл органический рост.

Да, это непросто. Да, зачастую это приходится делать вручную (хотя, я думаю, что некоторые могут автоматизировать подобные процессы). Но когда других способов выйти из «долины смерти» нет, то и такой хак может оказаться спасительным.

Подумайте над этим вариантом, если вы развиваете что-то вроде онлайн-форума, где на начальном этапе всегда будет дилемма «пустой сайт означает отсутствие пользователей» и «отсутствие пользователей означает пустой сайт». Хотя такая же ситуация есть и у маркетплейсов, и у социальных сетей, где всегда нужно решать эту дилемму.

Источник - https://m.habr.com/ru/company/changeagain/blog/298284/

Действие, не состояние

Всегда, когда мы что-то пишем в интерфейсе, мы хотим повлиять на то, что пользователь сделает дальше. Именно поэтому информацию по возможности лучше переводить в формат: «сделайте», а не сообщать факт и ждать, что человек сам разберётся.

Неизвестная ошибка

Кажется, что просто сообщили информацию. Но мы же сделали это для какой-то цели? Наверное, чтобы пользователь сделал какое-то действие с этой информацией: обратился в поддержку, вернулся на предыдущий этап и больше не пытался или чтобы попробовал снова.

То есть мы предполагаем действие, но не говорим его. Почему бы тогда не сказать прямо:

Ошибка — попробуйте ещё раз или напишите нам

Или вот вы тест с несколькими вариантами на выбор. Если пропустить, появляется красненькая надпись:

Не выбрано ни одного пункта

Вроде пытаемся что-то донести, но что — еще надо додумать. Почему бы не избавить пользователя от лишних додумываний?

Выберите хотя бы что-то

Действует практически во всём. Попробуйте еще раз и напишите, если не получится.

Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?