Конвергентное и дивергентное мышление

Конвергентное и дивергентное мышление

Конвергентное мышление применяется для решения детерминированных задач, т. е. задач с единственно верным ответом. Можно назвать это линейным мышлением. Вся система образования в России построена на таком подходе. В результате мы получаем специалистов в точных науках.

Дивергентное мышление — метод решения творческих задач, в результате которого находится множество решений одной задачи. И все эти решения могут считаться правильными. Креативная концепция создается копирайтером, обладающим дивергентным мышлением.

В среднем, при движении вверх по иерархии компании, руководители вынуждены все меньше решать детерминированные задачи и все больше вынуждены находиться в состоянии неопределенности. Возрастает необходимость мыслить творчески и решать задачи с многими неизвестными, в которых нет единственно верного ответа.

Отсутствие дивергентного мышления у руководителя может быть серьезным препятствием для движения вверх по карьерной лестнице. Хорошая новость в том, что это умение можно развить.

UX

В блок UX мы перешли из блока продукта, на руках у нас, к этому моменту, был список фич и примерное представление того, что мы хотим делать. На самом деле, только на блоке UX мы окончательно отпилили все, что нужно было отпилить и сфокусировались на решении одной конкретной задачи.

Блок UX ведет Антон Вдовиченко — очень крутой специалист, вероятно приз зрительских симпатий нашей группы достался именно ему. Антон знает ответ на любой вопрос, но лично для меня общение с Антоном было ценно благодаря тому, что в его лице я нашел собеседника и единомышленника на тему UX и смог задать многие интересующие меня вопросы. Так, на некоторых занятиях мы проводили UX разбор какого-нибудь приложения, и это были одни из самых интересных занятий для меня — крайне интересно копаться в неровностях существующих приложений и обсуждать лучшие практики с профессионалом своего дела.

Если продолжать тему про любимые занятия, то в первом семестре Антон в начале каждого занятия давал нам прокачку, после которой я теперь не боюсь сталкиваться с поиском быстрого и креативного решения любой проблемы. В этих прокачках нужно было очень быстро, за 10-15 минут, придумать, нарисовать и сделать бумажный прототип конкретной задачи. Например, придумать приложение по разделению счета в баре, по поиску собутыльника, приложение для знакомства в общественном транспорте, для настройки фортепиано и т.д. Круто, когда через 5 занятий до тебя наконец доходит алгоритм по которому нужно действовать, и ты начинаешь играться этими кейсами в своё удовольствие, но это уже отдельная история.
___________

Так вот, закончили мы исследовать наш продукт и настало время для конкретных действий. За блок UX нам было необходимо:

⁃определиться с парадигмой навигации (гамбургер меню, либо таббар);
⁃найти основную работу на которую пользователи нанимают наше приложение, воспользовавшись фреймворком JTBD;
⁃составить карту экранов;
⁃составить информационную архитектуру;
⁃нарисовать вайрфреймы экранов и собрать из них прототип;
⁃протестировать прототип;
⁃подготовить отчет по тестированию и внести правки.

После чего, в идеале, с протестированным прототипом и вайрфреймами мы должны перейти к блоку UI и начать поиск своего визуального языка…
___________

Но не все так просто. По ходу работы над вайрфреймами и прототипом очень остро встает вопрос какие ограничения у нас есть и какую конечную цель мы хотим достигнуть.

Проблема в том, что главный ограничитель наших требований — мы сами. Довольно сложно не уйти в частности и вовремя остановиться, расставив ограничения самим себе.

Например, в нашем приложении есть карточка заказа — как, без реальных бизнес метрик, определить какая информация важна, а какая нет? Нужен просто адрес или подробная карта? Как подать информацию об авторе объявления? Что из этого важнее и должно располагаться выше?

Все это можно спросить у заказчика, но скорее всего он не сможет дать исчерпывающего ответа. С такими вопросами в идеале нужно сесть всей командой — аналитики, разработчики, продакты и хорошенько рассмотреть каждую метрику, поднять статистику и т.д. Мы этого, конечно же не сделали, и не потому что не было желания, просто на это не хватало ни времени ни мотивации со стороны заказчика.

Так и остается — выдумывать ограничения самим, а отсюда соблазн сделать так как красиво, как лучше всего ляжет на макет.

Например, сначала мы сделали все макеты под роль дизайнера — дизайнер регистрируется в сервисе и хочет стать фрилансером. Собрали прототип и протестировали именно такой сценарий, в этом был и свой плюс, так как тестирование проходили в основном другие дизайнеры.
Но когда мы спросили заказчика — какая самая массовая аудитория специалистов, он ответил, что это репетиторы, мастера по ремонту и мастера красоты.
Получается, что правильно было бы выбрать один из этих трех типов специалистов. Мы подумали и выбрали мастеров ремонта, потому что в их кейсе встречается практически все элементы дизайна — и карта и шаблонные данные (площадь стяжки, тип пола) и текстовое описание вакансии. В итоге нам пришлось все перерисовать.

В этом есть минус обучения в британке — ты существуешь в определенном вакууме, с одной стороны вроде заказчик реальный, но в итоге получается, что реальность его очень условна. От заказчика остается только бриф, возможность ответить на уточняющие вопросы, ну и бредбук. На этом реальность данных в учебных кейсах кончается. И, возможно, все зависит от заказчика, но такая ситуация была плюс минус у всех.

Вот и получается, что решения которые на защите презентовали все команды были довольно поверхностные, и смотреть тут можно было либо на верхнеуровневое решение абстрактного кейса, либо на визуальный ряд.
___________

Подводя итог — на блоке UX каждая команда сначала придумывает бизнес ограничения, а потом героически их преодолевает.

Как глубоко вы копнете и как сильно заморочитесь с этими ограничениями — зависит только от вашей фантазии и размера сервиса, который нужно происследовать. Лично для меня это было проблемой, так как сервис большой и чтобы прийти к одному самому важному сценарию мне потребовалось провести много итераций и вникнуть во все процессы и параллельные сценарии.

Аутсорс-дизайн

Аутсорс-дизайн

С точки зрения бизнеса и денег аутсорс-дизайн очень на грани. И я почему то думаю, что это только про сложные интерфейсы.


1. Каждый проект — это как полноценная уникальная дизайн-команда, продукт, дизайн-кит и даже процессы.
Всегда есть особенности. Например, устройство кита: в одном сервисе у тебя организмы не переиспользуются в разных сценариях, а другой только на том и построен.
Каждая из команд вырабатывает свою структуру и принципы работы, и под разные проекты это меняется.
По уровню качества и проработки это так сложно, что это фактически 3 дизайн-команды и 3 продукта.
Как 3 совершенно разных компании внутри одной.


2. Кроме этого, все запущенные проекты нуждаются в обновлении и поддержке. За этим не приходят только те, чьи команды и продукты поубивали. И ты полноценно поддерживаешь ещё и эти проекты.


3. Ниндзя-дизайнеры.
В аутсорсе ты либо работаешь в том промежутке времени, в который сам оценил проект, либо уходишь в минус по деньгам.
Значит нужны люди, которые быстро во все въезжают(а каждые 4 месяца — новый проект), которые не прокрастинируют, которым не нужно нетворкаться 2/3 времени, которые не уходят в творческий кризис на неделю.
Которые за сжатые сроки делают охуенно и не устают от динамики студии.
Таких на рынке единицы. И, получается, что требования у нас завышенные. И те кто нам по этим критериям не подошёл — просто шикарны для продуктовых процессов.


4. В команду и процессы нужно вкладывать постоянно.
Оптимизируешь, растишь, учишь, разбираешь ошибки, проверяешь и улучшаешь процессы, ревьюишь задачи.
Даёшь энергию, поддерживаешь — вытягиваешь эмоционально, помогаешь с барьерами. Это какой-то постоянный коучинг. Это никогда не заканчивается, идёт всегда и фоном.
Но с этим нельзя и переборщить, потому что вы всё-таки деньги тут зарабатываете, а не в обучающую академию играете :)

С другой стороны.
Те кто с тобой работал и получил такой результат, теперь идут только к тебе. Однако, рекомендовать тебя не будут, потому что таких хороших лучше не рекомендовать — самим нужны.
В России половина больших заказчиков всё ещё тебя считают тварью дрожащей, а не партнёром, с которым вместе идут к одной цели. Закисшие мозги и отсутствие культуры. Но об этой прекрасной теме я расскажу чуть позже.

А нет, не с другой стороны, всё с той же. 😂

Бывает, сервисы прикидываются добрыми друзьями, пока платишь.

А как только перестаешь платить, переобуваются и переходят к формализму и снисходительному тону.

Те, кто не платит, всегда могут вернуться и заплатить. А когда они возвращаются, это отличный шанс напомнить, как хорошо было вместе и показать кратчайший путь.

Netflix остаются друзьями до конца и держат тональность и с теми, кто не платит. Давай, говорят, обновим платежную инфу и будем снова наслаждаться. Приятно.

Чтобы не прогадать, можно вообще не прикидываться другом и всегда держаться нейтрально, как Apple Music.

Дизайн 21 века

Дизайн 21 века

Дон Норман в новом видео рассказывает о будущем дизайна и проблемах дизайн-образования:

https://youtu.be/7FJNsqoC4tI (https://youtu.be/7FJNsqoC4tI?fbclid=IwAR2L5_Q8sum7igZyKP2-VXXTWuh8dAC3vwU95yIP6-OeGRRJKxYFoWvGDLg)

«Дизайн 21 века»

1. Изначально дизайн пришёл к нам из века 20, когда дизайнеры преимущественно создавали физические объекты.

2. Сейчас же новый век, всё в компьютере → и поменялась профессия. Появились сервисы, а не только предметы.

3. Service design introduced two great components: journey map and service blueprint.

4. Откуда пришли эти навыки, где им учиться и какие из них необходимы?

5. Я посмотрел на лучших мировых дизайнеров и обнаружил, что лучшие — это физики, медики, инженеры, филологи...

6. Эти профессии дают широкое понимание мира → и потом это понимание мира уже применяется на практике.

7. В дизайн же образовании часто учат ремеслу, но не учат широкому пониманию мира. Мне хочется это изменить.

8. Хочется, чтобы дизайн-образование учило не только создавать новую систему освещения, что важно и классно, я люблю красивые объекты и не хочу это потерять.

9. Но представьте, что вас пригласили в отдалённую деревню в Индии, где нет электричества и водоснабжения, и вообще все довольно бедные. Как создать там водопровод и канализацию? Как бы вы к этому подошли?

10. Ещё большая проблема: как помочь другим сделать это? Какие у людей есть возможности и потребности?

11. Если бы меня попросили решить эту же проблему в отдаленном регионе Африки или Америки — здесь были бы другие решения.

12. Как мы обучаем дизайнеров будущего работать с культурой, понимать потребности людей? Какой информацией снабжаем, чтобы они могли принимать решения самостоятельно, а не следовать нашим указаниям?

13. Нам нужно иметь дело с экономикой, местными особенностями и политикой. Всё это во многом похоже на работу менеджера больше, чем на работу дизайнера.

14. Но именно дизайнеры лучше всего могут решить эти проблемы.

Дизайнеры думают широко.

Дизайн — это метод, а не набор компонентов.

15. Мы должны учиться работать с разными людьми из разных частей общества: политиками, местными жителями, медицинскими работниками или людьми, которые болеют.

16. Мы должны думать о том, что где-то разрывают город, чтобы проложить трубы, которые, возможно, и не нужны. Какие ещё есть решения?

Что насчёт воды?

Как получить чистую воду там, где нет электричества?

17. Это — будущее дизайна: работа над комплексными социо-технологическими системами.

Это то, чему мы должны учить молодых начинающих дизайнеров.

Почему мы предпочитаем делать юзабилити-тесты финсервисов вживую?

Почему мы предпочитаем делать юзабилити-тесты финсервисов вживую?

Есть три группы ограничений, которые уводят в общение тет-а-тет.

1. Технические.
– Мы тестируем интерфейсы и важно видеть, как именно люди держат телефоны. Поэтому для удалённых тестов нужны камера и штатив.
– Надо рассылать инструкции, просить пользователя установить необходимое оборудование и подключить наушники. Уходит минут 20 на настройку и технические неполадки.
– Многие респонденты просто технически не продвинуты и не могут всё подготовить.
Эта возня отъедает время общения и терпение респондента.

2. Коммуникация.
– Часто люди волнуются перед тестом, стесняются. Когда разговариваешь с респондентом лично, представляешься и завязываешь беседу, располагаешь человека к себе.
– Люди быстрее доверят важную или личную информацию живому человеку, а не голосу в наушниках и картинке на экране.
– Важно и эмоциональное состояние — показатель отклика и реакции на удобство интерфейса: качественно такое можно считать только в офлайне.
– Кроме того, во время удалённого разговора респондента могут отвлечь: когда вы общаетесь лично, человек посвящает около часа тестированию один на один.
– Вы видите ситуацию целиком, считываете эмоции, реакцию, поведение и позу пользователя — это даёт контекст, который теряется при удалённом тесте.

3. Секьюрность.
– Мы работаем с чувствительными данными клиента, тестируя финансовые сервисы иногда на данных пользователя. В онлайне запустить такое сложно. У пользователя меньше доверия — он может опасаться, что лишние люди увидят экран.
– С другой стороны, мы работаем с банками-заказчиками под NDA и должны гарантировать, что новый продукт не утечёт за пределы команды дизайна, разработки и тестов до запуска проекта.

Иногда от этого приходится отходить, например, когда респонденты из Европы или США. Всё это грозит двойной потерей качества — из-за онлайна и языковых барьеров.