Всё, что нужно знать менеджеру продукта про пользовательский опыт

Всё, что нужно знать менеджеру продукта про пользовательский опыт

Отличная подборка полезных ресурсов и запись вебинара с Михаилом Грековым про UX.

Процитирую несколько крутых мыслей:

✔️Пользовательского опыта не существует, пока у продукта нет аудитории. Это главная причина начать получать обратную связь в процессе разработки как можно раньше (тестирование прототипов, коридорные тесты, запуск через MVP)

✔️Пользовательский опыт неоднороден. У разных частей продукта может быть совсем разный UX (попробуйте найти в Zoom настройки видео). И для разных аудиторий UX может быть разным (1С очень удобен в глазах опытного бухгалтера)

✔️Хороший UX это баланс между удобством (помогаем пользователю дойти до цели кратчайшим путём) и интересами бизнеса (на примере Яндекс Go, продвигаем другие сервисы за счёт простой задачи вызова такси)

✔️Пирамида пользовательских ценностей (см картинку👇🏻). Нет смысла заниматься проблемами на верхних уровнях, если в продукте не решены критичные проблемы на нижних.

Также в презентации есть разбор требований работодателей к менеджерам продукта, связанным с UX, и хороший список рекомендаций как прокачивать эти навыки. Однозначно в избранное!

Нечто большее

В какой-то момент мы в команде стали думать о том, как приложение, которое способно автоматически определять проблемы с помощью дополненной реальности, можно выпустить в AppStore, чтобы любой пользователь мог его скачать и стать глазами исследователей, отмечая проблемы города. Правда, мы засомневались такой концепции: чем это лучше того же активного гражданина и прочих сервисов.

Продолжив обсуждение, мы подумали, а что, если это будут не просто случайные пользователи, которые перемещаются хаотично, и, возможно, находят проблемы, а мобильные полевики, которые получают конкретное задание и вознаграждение за его успешное выполнение. Любой из вас может скачать это приложение и получить задание. Например, выйти на конкретную территорию, пройти по определенному маршруту, быть внимательным и сделать столько-то записей.

То есть, построить процесс взаимодействия с приложением таким образом, чтобы пользователь шел по процессу, выполнял необходимые задания и получал за это вознаграждения.

Таким образом, получился бы сервис, который с одной стороны собирает заказчиков-исследователей: они назначают задания и указывают стоимость за их выполнение; а с другой стороны имеются исполнители — ребята полевики, которые заинтересованы заработать и прокачаться в урбанистике.

Для того, чтобы отфильтровать случайных людей, новичков или плохих работников предусмотрена система рейтинга: у каждого задания есть своя сложность, чтобы брать сложные и дорогие задания, полевику необходимо иметь хороший рейтинг. Он может повысить его выполняя задания вовремя, проходя инструктажи и тестирования.
Под эту концепцию можно подстроить не только наблюдения с дополненной реальностью, а вообще любой метод.

Представьте, что вы как заказчик, оставляете заявку и вам за считанные дни проводят целое исследование. Прелесть!

Дмитрий Ваницкий написал о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфине в контексте проектирования взаимодействия.

Повышение уровня этих гормонов дарит ощущение умиротворения, радости и вдохновения. Понимая, как они работают, можно по-новому взглянуть на уже устоявшиеся методики и придумать новые, более эффективные способы проектирования взаимодействия, помочь людям обрести новые привычки. Моделируя поведение с выработкой этих гормонов, мы можем закрепить в памяти людей нужные нам паттерны.

Дофамин стимулирует искать новую информацию. Если хотите работать с дофамином, следуйте схеме: стимул — вовлечение — действие — вознаграждение — стимул. Так работает любого рода игрофикация.

Стоит рассказывать о новых функциях и поощрять пользователя самостоятельно изучать сервис. Например, с помощью онбординга, пасхальных яиц, случайных действий (при закрытии задачи в Asana иногда появляется единорог) или подарков.

Окситоцин вызывает у нас чувство удовольствия от оказанного нам доверия или от того, что есть кто-то, кому мы можем довериться.

Показывайте людям, что они принадлежат одной группе. Например, Nike организует сообщество любителей спорта, Twitter перед редизайном выделили группу лояльных пользователей и лидеров мнений и раскатали новую версию только на них.

Используйте социальные поглаживания (похвала или другой способ выражения одобрения, обличённый в социально приемлемую форму) и держите свои обещания.

Серотонин мы получаем, если в чём-то превосходим других.

Дайте людям измеритель чего-бы то ни было, и они начнут меряться. Это могут быть разного рода лидерборды (кто больше, кто быстрее, кто лучше, кто меньше и так далее), символы статуса и награды (бейдж awwwards или оценка курируемой галереи на Behance).

Эндорфин мы получаем во время опасности для нашей жизни, в основном при болевых ощущениях. Благодаря ему мы чувствуем радость, когда превозмогая боль достигаем цели: тренируемся на износ, заканчиваем что-то важное, бьём свои рекорды.

Сглаживайте негатив, который пользователю необходимо будет пережить, и усиливайте действие эндорфина с помощью юмора.

https://medium.com/design-spot/cb37b9e0b629

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

После того, как вы нашли элемент, вы можете узнать его содержимое и свойства, а таке поменять их

let el = document.querySelector(".someClass");
el.innerText // текстовое содержимое
el.innerHTML // HTML-разметка содержимого
el.outerHTML // полная HTML-разметка
el.offsetWidth // ширина, аналогично Height
el.offsetLeft // координата левого угла
// и так далее

Назначенные узлу стили можно узнать через свойство sytle:

el.style.color // цвет текста

Но в нём содержатся только те CSS-свойства, которые назначены непосредственно узлу. Чтобы узнать все свойства, которые получил узел из CSS-стилей, потребуется более сложная конструкция:

getComputedStyle(el).color // цвет текста

Если захотите узнать более сложные свойства, то не забудьте преобразовать их названия в camelCase. Например: background-color → backgroundColor;

Подробнее в видео: https://youtu.be/kM8YAhsaHfE
И в примере с кодом: https://codepen.io/detepr/pres/mQqKZO

Про самоорганизацию

Про самоорганизацию

Пожалуй, самая важная трансформация, которая произошла со мной в части самоорганизации заключается в следующей смене парадигмы:
Как найти больше времени, чтобы всё успеть ➡️ Как успеть максимум за максимально короткое время.

Что меняется в концепции 👇

У каждого из нас есть бэклог: рабочие задачи, собственные инициативы и проекты, семья, друзья, обучение, чтение, спорт, сон, нормальное питание ...

Почти всегда у меня было много рабочих задач и задач по собственным проектам — я искал время, чтобы успеть максимум. Найти это время можно, пожертвовав другими задачами: сократив сон, время с семьёй, чтение, спорт и т.д.

В треугольнике "задачи, время, мой ресурс (эффективность)" я фиксировал задачи, а время растягивал.

Этот подход оказался неверным:
☹️ Волны успеваемости сменяются волнами апатии и прокрастинации.
☹️ Ощущение "я много работаю" позволяет чаще делать непроизводительные паузы-награды: соцсети и прочее.
☹️ Если растягиваешь время — меньше думаешь о производительности: она не в фокусе. Ну, посплю поменьше — зато, сделаю побольше.

В какой-то момент (не так и давно, на самом деле) я стал фиксировать не задачи, а время: у меня есть 8-9 часов на все рабочие задачи и свои инициативы. Успевай.

И тут началось самое интересное в самоорганизации:
🙂 Работаю над действительно важными задачами.
🙂 Острее ощущается ограничение времени: стал меньше отвлекаться на постороннее.
🙂 Делегирование и работа с подрядчиками заиграли новыми красками.
🙂 Думаешь больше о самоэффективности: больше мотивации точить пилу и выбирать максимально эффективные инструменты.
🙂 Не надо жертвовать важными нерабочими делами: семья, спорт, саморазвитие и т.п.
🙂 Появляются левел-апы и вызовы: а можно ли успеть всё не за 8-9, а за 6-7 часов?

Бывают дни, когда надо подольше поработать, но это не практика и каждый такой день — повод для ретроспективы на тему: почему не получилось зафиксировать время и как сделать, чтобы это не повторилось.

У меня появляются большие вопросы к людям, которые: "я работаю по 12-16 часов в день" — как долго они так могут работать и почему они считают это поводом для гордости?

В общем, смена парадигмы от "где найти время", на "как успеть за мало времени" позволяет иначе относиться к себе, как к ресурсу.